Промыслы и ремесла
Традиционное крестьянское хозяйство было по сути дела натуральным, т.е. все необходимое для жизни производилось внутри него. По мере упадка натурального хозяйства один за другим виды сырья превращались в особые виды промышленности (промыслы).
Вообще, всю крестьянскую кустарно-ремесленную промышленность можно разбить на следующие группы: домашнее производство, когда переработка сырых материалов производилась в том самом крестьянском хозяйстве (семье), где они и добывались; ремесло, т.е. производство на заказчика, где нет еще товарного производства, а продукт труда не появляется на рынке; мелкие крестьянские промыслы (или мелкое товарное производство), когда тот или иной заказ производился для рынка и осуществлялся через специального скупщика (посредника) 210.
Домашнее производство включало в себя в первую очередь т.н. "женские производства": прядение, ткачество, вышивание, ковроткачество и некоторые другие. В старину они были наиболее развиты, но по мере проникновения в деревню покупных тканей постепенно приходили в упадок 211.

Самотканый коврик. Пестравский район Самарской области. Фото Ю.Б.Ивановой. 1997 г. � ИЭКА �Поволжье�.

Материалом для самодельных тканей служили главным образом лен, конопля, шерсть. Стебли льна (конопли) вымачивали и мяли, затем трепали и чесали, превращая в "кудель". Эту кудель привязывали к прялке (в виде вертикальной стойки, укрепленной на горизонтальной доске - "донце", где сидела пряха и, скручивая нить, наматывали на веретено 212. Сравнительно недавно, с конца 18 в. стала распространяться самопрялка с колесом. Выпряденную нить затем "сновали": обычно на вращающейся раме, и "основу" натягивали на ткацкий стан. Он ставился в жилой избе, занимая, как правило, целый угол 415 .
Большинство "мужских производств" со временем приняло товарный характер. Крестьянские промыслы можно разбить на несколько видов: промыслы, связанные с обработкой дерева (плотничный, столярный, ложкарный, бондарный, экипажный, колесный, мебельный, ситный, решетный, рогожный, корзиночный. Сюда же относятся также смолокурение, углежжение, гонка ("сидение") дегтя и др.); с обработкой металла (кузнечное, слесарное, ножевое, замочное, оружейное, ювелирное дело, а также производство самоваров и гармоник); гончарное производство; кожевенное, скорняжное, камнерезное, костерезное, игрушечное, сапожное, плетение лаптей и др. 416.

Мастер корзиночного промысла со своим изделием. Пестравский район Самарской области. Фото Ю.Б.Ивановой. 1997 г. � ИЭКА �Поволжье�.

Кроме них имели место т.н. отхожие промыслы. Многие из них были связаны с ремесленными занятиями. Таковы были: плотничный, печной, кровельный, малярный, штукатурный и т.д. Этот тип сезонного отходника-ремесленника (в одиночку и артелями) был одним из очень характерных образов русской дореволюционной этнической среды.
Другой вид отхожего промысла был связан с мелкой торговлей, например, тип "коробейника" - продавца мелкого галантерейного товара, путешествовавшего со своим "коробом" по деревням.
Были еще ямщицкий, бурлацкий и некоторые другие отхожие промыслы. Бурлаки тянули "бичевой" нагруженные баржи вдоль транспортных рек. Широко известным по всей России местом бурлацкого промысла была Волга - главная русская транспортная артерия 417.

Мастер-гончар за работой. Пестравский район Самарской области. Фото Ю.Б.Ивановой. 1997 г. � ИЭКА �Поволжье�.

В Самарской губернии, по дореволюционным сводным сведениям практически повсеместно были распространены следующие виды кустарной промышленности ( в дореволюционной литературе не существовало их классификации на отдельные, вышеперечисленные группы; все они фиксировались просто как промыслы - Б.Г.): портняжный промысел (шитье армяков, кафтанов, рубах, портов, шерстяных рукавиц, мешков и т.д. 418; производство льняной пряжи и ткани (прядение и сучение ниток, изготовление холстов, серпинки, полотенец, белья ) 419; изготовление изделий из лыка и коры (лаптей, мочала, мочальных веревок, различных коробов и т.д.) 420 .
Часть промыслов и ремесел имела распространение только в тех или иных уездах. Так, например 213 , гончарным производством были известны Бугурусланский, Бузулукский, Новоузенский и Ставропольский уезды. 214 В этих же уездах, и кроме того еще в Николаевском, изготавливались кузнечные изделия: гвозди, подковы, кочерги, сковородки, ложки, ковши, чугуны и т.д. 215. В с. Мелекес Ставропольского уезда функционировало 13 кузниц 216 . В этих же местах (за исключением Николаевского уезда) был достаточно развит тележный промысел: изготовление телег, повозок, дуг, колес и др. 217 Бугурусланский и Бузулукский уезды были известны и бондарным промыслом (производством бочек, кадок, ведер, коромысел и т.п.) 218 . Скорняжное производство: выделка овчин, мехов, шитье шуб, полушубков и вообще изделий из меха имели место кроме вышеназванных также в Бугульминском и Николаевском уездах.
Бузулукский уезд, вообще имевший наибольшее количество промыслов и ремесел, специализировался также на вязании и плетении чулок, платков, шалей, шарфов, ковров и кушаков. О последних нужно сказать несколько слов отдельно 219.
Производство тканых кушаков было одним из самых известных и высокоразвитых традиционных промыслов в Самарской губернии вплоть до начала 20 века. Основным центром их производства было с Максимовка Максимовской волости Бузулукского уезда (ныне Богатовского р-на) 421.
Описание их внешнего вида и технологии изготовления находим в "Сборнике статистических сведений по Самарской губернии (Бузулукский уезд)" 422: "Каждый кушак имеет три аршина длины и 4 1/2 вершка ширины. Он представляет собой чрезвычайно пеструю смесь семи различных цветов: красного, черного, желтого, лилового, белого, зеленого и малинового, расположенных в ряд узкими полосами по длине кушака, всего 72 различные полоски и оканчивается трехвершковой бахромой из того же материала. Промысел этот был завезен переселенцами из Тамбовской губернии.
Самарские кушаки в свое время приобрели известность даже на Всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 г. в Москве. Два жителя села Максимовка из этого уезда - мастера Г.Гордеева и А.Я.Константинова были награждены бронзовыми медалями за предоставленные кушаки 220.
Правда, уже в это время женский кушачный промысел в некоторых селениях или совсем стал невыгодным, как например в сс. Тростянка, Красавка и Ново-Курское, или сократился до самых малых размеров, как в сс. Лебяжье, Красная Поляна, Ново-Тульское и Чувичи "вследствие невыгодности производства ручных кушаков в виду конкуренции с ними тонких фабричных" 423.
Гончарное производство в нашей губернии в 19 в. имело небольшое распространение, хотя, безусловно, являлось одним из развитых ремесел. Это объяснялось отсутствием гончарной глины и трудностью ее добычи, так как почвы Самарской губернии в основном черноземные.
Основными центрами гончарного производства у нас были: сс. Старая и Новая Майна Ставропольского уезда (ныне в Ульяновской области), с. Сосновка Сосновской волости Бугурусланского уезда (ныне Похвистневского р-на), с. Сарбай того же уезда (ныне Кинель-Черкасского р-на), а также в Сызранском уезде Симбирской губернии в сс. Печерское (ныне Сызранского р-на) и Костычи (ныне г. Октябрьск) 221.
Вот что известно о нем из дореволюционных источников. В Ставропольском уезде, в русских селах Старой Майне и Новой Майне гончарством занимались 15 и 58 дворов соответственно. Зарождение его восходило к началу 19 века. Глина добывалась новомайнскими крестьянами на собственной земле "по неудобным местам".
Для калки горшков делались несколько неодинаковой величины горнов, устраиваемых в вырытой яме, обложенной кирпичами, обыкновенно по одному горну на двух хозяев. Гончары работали на ножных станах в жилых избах, куда глина приносилась в кадушках. Орудия для производства горшков и прочей посуды заключались в круге, разной величины самодельных ножах и проволоке для снятия со станков. В горны ставилось обыкновенно до 500 образцов различной посуды: 200 горшков, 50 жаровен, 20 рукомойников, 20 кувшинов, 20 мисок, 20 кастрюль, 100 блюд,100 круглых сковород.
Вся посуда была красного цвета, для чего к глине примешивались сурик и купорос.
Местные гончары сбывали свой товар или своим сельчанам (С. Старая Майна), или везли в пос. Мелекес (то же Ставропольского уезда). Продавали его и в розницу, и оптовым скупщикам (1000 штук изделий за 25 руб.). Поштучно этот товар уходил по следующим ценам: мелкие горшки - 1-2 коп., балакири* (емкость для хранения молока) - 2-3 коп, блюда и сковороды - 2-5 коп., миски - 3-4 коп., кувшины - 5-8 копеек. Таким образом, с одного горна продавалось изделий на 13 рублей (за вычетом всех производственных издержек). А годовой заработок при объеме в 8-15 горнов колебался примерно от 60 до 112 рублей 222.
В советское время, когда глиняная посуда даже в селах стала вытесняться металлической и стеклянной, гончарный промысел практически полностью был предан забвению. Однако, научно-практические экспедиции, проводимые в Самарской области в последние годы, не только опровергли это мнение, но и зафиксировали ряд мест, где еще живут мастера, делавшие глиняную посуду в годы Великой Отечественной войны (1941-45 гг.), а также в послевоенные годы. Это - Алексей Дмитриевич Филатов, 1928 г.р., с. Тепловка и Виктор Никифорович Маслов, 1925 г.р., с. Мосты. Оба - потомственные гончары, родом из Пестравского района. (См. подр.: 223)
Кроме того, подростковым поисковым этнографическим клубом "Туристенок" при областном Центре детско-юношеского туризма (г. Самара), осуществляющим свою практическую деятельность на протяжении последних двадцати лет, собрана большая коллекция глиняных изделий (более 100 экспонатов), привезенных из самых разных мест нашей области, в том числе и из известных своим гончарным производством центров Самарской губернии: сс. Ст. и Нов. Майны и некоторых других.
В дореволюционных источниках имеются сведения и о производстве прялок* (Подставка, которой привязывалась кудель (или вилка) для прядения волокна конопли и шерсти. Различались два вида прялок: цельные и составные с отдельными донцами (палкообразные, лопатообразные, башнеобразные и др.) 424 в селах Бузулукского уезда Самарской губернии и Сызранского уезда Симбирской губернии (ранее входящего в состав Самарской губернии - Б.Г.). В д. Скоковку Баклановской волости Бузулукского уезда этот промысел был занесен примерно в 60-х годах прошлого столетия одним крестьянином-промышленником из селения Сухая Речка. А от него уже научились местные жители села 425.
На самобытность и высокую декоративность местной прялочной деревянной резьбы указывала и известная исследовательница русских прялок Н.В.Тарановская 426. Фотография резного прялочного донца из Сызранского уезда, приобретенная в 1905 г. В.П.Швейдером в одном из сел Сызранского уезда ныне хранится в коллекции Государственного музея Этнографии народов СССР 427.
В Сызранском уезде было развито и производство деревянной посуды: "Каких-либо особых приборов для выделки посуды не было заведено. Производство было чисто ручное, выделка проста, вещи эти не отличались особым изяществом. Посуда обыкновенно окрашивалась в светло-желтый и темно-желтый цвета. Краска добавлялась из постного масла и сурика" 428.
В Самарской губернии было достаточно хорошо развито лозоплетение домашней утвари и лаптей из лыка 429. Лапти производились практически в каждом селе, а в приволжских селениях сбывались на продажу на продажу в больших количествах 430.
Но все же более известна была наша губерния домовой резьбой. В отделке домов четко было выражено стремление как можно лучше украсить свое жилище. Повсеместно было распространено украшение домов резьбой. В некоторых районах она получила особенно большое развитие. Наиболее обильные украшения были характерны для Ставропольского губернии и Самарской Луки.
Основными центрами, где жили резчики, и откуда они расходились по окружающим районам, были на севере губернии с. Хрящевка и г. Ставрополь. Об этом свидетельствует общий стиль резьбы. Из Хрящевки происходили целые поколения плотников-резчиков: Мусатовы, Рябовы, Барабихины.
Характер резных украшений различался как по технике выполнения, так и по орнаменту. В свое время была очень распространенной т.н. долбленая или "долотная" рельефная резьба, выполняемая с помощью долота и стамески. В ней был отражен богатый растительный орнамент (листья, цветы) и животный мир (птицы, звери, а также мир мифологических существ, связанных с древними представлениями русского народа). Особенно был распространен орнамент, состоящий из побегов веток, объединенных в одну гирлянду, нередко в виде крупных, ритмично повторяющихся завитков, отличающихся в целом своей простотой и лаконичностью.

Сочетание геометрического, растительного и зооморфного орнаментов во внешнем оформлении жилых домов. С. Жигули Ставропольского района Самарской области. Фото С.Малышевой. 1993 г. � ИЭКА �Поволжье�.

Порой такой узор подвергался геометризации: завитки листвы превращались в оригинальные рисунки с розетками в центре. А одним из наиболее своеобразных мотивов, характерных для поволжской резьбы в целом, который встречался и в самарском варианте, было изображение получеловека-полурыбы (т.н. "фараонка") 431.
Однако, долотная резьба, бытовавшая еще в 80-х годах прошлого века, была вскоре заменена накладной рельефной, а чуть позже - пропильной. С начала 20 века она фактически вытесняет все остальные виды резьбы. Ею начинают украшать не только наличники окон, но и залобок - фронтон, причелины, карнизы, крыльцо, а иногда и ворота. Узоры карнизов и причелин состояли также из растительных или геометрических мотивов. Растительный орнамент напоминает "травные" узоры металлических изделий и росписи по дереву. Выпиленные узоры или накладывали на доски, или оставляли сквозными 432.
Характер орнамента оконных наличников значительно варьировался по районам. Так, для некоторых селений Самарской Луки характерно их оформление в виде выполненных пилкой конских голов или схематизированных фигур животных или птиц, обращенных друг к другу. Местами очень распространенными были мотивы розетки, местами - изображения полуфантастических животных, и иногда встречались и изображения человеческих фигур 433.
Однако, в целом, развитие промыслов оставляло желать как можно большего. Как отмечали сами современники в конце прошлого века: "Слабое развитие подсобных промыслов в Самарской губернии стоит вне всякого сомнения".
Продукты всех перечисленных производств, предназначавшиеся исключительно для потребления внутри губернии, не могли удовлетворить всех местных нужд. Изделия из дерева, железа и глины привозились в большом количестве с верховьев рр. Волги и Вятки и распродавались здесь в большом количестве. Кроме того, хоть портняжное и плотничье ремесла и были развиты в губернии повсеместно, они также не соответствовали огромному местному спросу, поэтому ежегодно села и деревни наполнялись пришлым мастеровым людом: летом - плотниками, а зимой - портными, чеботарями (сапожниками) и т.д. 434

Назад по разделу   Содержание    Основная страница раздела   Главная страница    Вперед по разделу